Skip to content
Главная | Защита прав потребителя | Начала политической экономии и налогового обложения

Давид Рикардо - Начала политической экономии и налогового обложения

Данная глава разделена Рикардо на 7 разделов, или, как названы они в книге, "отделов". В каждом отделе Рикардо с разных сторон подходит к понятию стоимости, поэтому есть смысл рассмотреть все отделы по порядку. Отдел начинается с цитаты из книги А. Смита "Богатство народов", в которой дается определение потребительной и меновой стоимости товара. Рикардо соглашается со взглядом Смита на эти определения и рассматривает источники образования меновой и потребительной стоимости, а именно редкость товаров и воздействие человеческого труда.

Причем роль труда он ставит на первый план, так как "подавляющее большинство всех благ доставляется трудом". Выбор темы для первой главы неслучаен: В связи с этим он вступает в спор со Смитом, который, как он считает, непоследовательно подошел к определению источника меновой стоимости. Рикардо не соглашается с мнением Смита о том, что труд не изменяется в своей собственной стоимости и является мерилом стоимости произведенных товаров, он говорит, что стоимости товаров относительны, так как количество труда, заключенного в них, может колебаться.

Удивительно, но факт! Но при этом он не исключает из своего анализа сферу производства. Однако облегчение было лишь кратковременно:

И только сравнение настоящей стоимости одного товара со всеми стоимостями других товаров может выявить изменения в его производстве. В этом отделе Рикардо делает оговорку, что, рассматривая труд как основу всякой стоимости, он не упускает из виду различия в качестве труда и сравнения труда одинаковой продолжительности в разных отраслях. Он говорит, что существует так называемая шкала стоимости труда, которая сложилась исторически. Причем найти сколь-нибудь точную меру трудности работы чрезвычайно сложно, и на практике эта проблема решается путем рыночного торга, грубого приравнивания.

Но, как говорит Рикардо, сравнительная оценка человеческого труда не представляет особой ценности, так как "разница будет продолжать существовать почти без перемен, поэтому для коротких периодов они [виды труда] мало влияют на относительную стоимость товаров". Главную мысль этого отдела раскрывает небольшой тезис, приведенный в начале как, впрочем, и во всех остальных отделах.

В силу лаконичности имеет смысл его привести: Как видно, в третьем отделе Рикардо делает попытку выявить в стоимости конечного продукта труда стоимости продуктов труда, с помощью которых создавался конечный продукт, то есть рассмотреть процесс, который позже получит название амортизации, а также создание прибавочной стоимости. Рикардо однозначно определяет зависимость между количеством труда, а также стоимостью средств производства и относительной стоимостью товара.

В этом же отделе присутствует один интересный момент: Рикардо наряду с товарами, стоимости которых он сравнивает, вводит еще один товар — деньги, и пытается сравнить через их стоимость все остальные стоимости. Но он допускает и изменение относительной стоимости самих денег, так как считает золото а именно оно служило в то время в роли денег полноправным товаром, добываемым на рудниках.

Начала политической экономии и налогового обложения знал, что

В этом отделе Рикардо уделяет внимание долговечности машин, станков и инструментов, а также количеству труда, необходимому для их производства. Он оперирует такими понятиями, как основной и оборотный капитал и определяет между ними разницу. Как оказывается, эта разница оказывается несущественной, так как разграничивает он их только по признаку скорости износа и частоты воспроизводства.

новый Начала политической экономии и налогового обложения исследователей теперь

В связи с этим Рикардо выявляет причину несоответствия стоимости произведенных товаров и большего или меньшего количества труда, затраченного на их производство. Он приводит числовой пример, в котором показывает, как различаются стоимости товаров промышленника и фермера, несмотря на то, что они применяют одинаковое количество человеческого труда. В этом же отделе он говорит о такой категории, как прибыль.

Он определяет ее как процент, который получает владелец капитала от вложения своего капитала в дело. В будущем этот капитал будет назван авансированным. Как видно, это определение не совпадает с определением того же Маркса, считавшего, что только труд способен приносить прибавочную стоимость, а значит, и прибыль. Далее Рикардо рассматривает скорость возврата капитала предпринимателю. Он замечает, что "чем менее долговечен основной капитал, тем более он приближается по своему характеру к оборотному капиталу".

Интересен его взгляд на применение машин в производстве товаров. Он считает, что машины призваны лишь заменять большое количество рабочих, и что если промышленнику будет выгоднее применять машину в производстве, то он уволит ненужных ему людей, и наоборот, наймет их, если машина вдруг подорожает. Но мы знаем массу примеров, когда никакой человек не может сделать то, что делает машина.

Хотя, вполне вероятно, что во времена Рикардо уровень техники еще не успел подняться до таких высот. Рассматривает Рикардо и отражение изменения заработной платы рабочих на производимых товарах, различая товары, требующие большого и маленького числа рабочих рук для их производства. Он заинтересовался, не повысится ли цена машины, применяющейся в производстве, вследствие повышения стоимости труда? И пришел к выводу: Ведь в производстве машин тоже затрачен живой труд, стоимость которого повысилась. На что Рикардо дает ответ, что тогда изменилась бы норма прибыли предпринимателя, выпускающего машины, и "капитал стал бы притекать к производству таких машин в необычных размерах до тех пор, пока цены машин не вернули бы прибыль к обычному уровню".

То есть Рикардо затронул здесь понятие перелива капитала между отраслями, заметив, что средняя прибыль вследствие этого перелива неизменно уравнивается. Фабрикант, использующий машину, вследствие этого перелива будет вынужден понизить цену продукции, так как перелив этот направится в его отрасль. Несмотря на то, что Рикардо привел не совсем убедительный пример, он совершенно правильно определил механизм движения авансированного капитала из отрасли в отрасль и уравнивания средней прибыли.

Удивительно, но факт! Когда Карлиль отсидел свои три года, он отказался платить наложенный на него штраф и остался в тюрьме.

Наконец, в качестве вывода, Рикардо сказал, что если в отрасли применяется больший и долговечный основной капитал, то прибыль будет обратно зависеть от заработной платы; прямо пропорциональна ей она будет в той отрасли, где применяется меньший основной капитал.

Насколько это справедливо, будет отмечено в заключении. В шестом отделе Рикардо высказывает пожелание, что неплохо было бы иметь способ, чтобы определить, для каких товаров падает, а для каких повышается их действительная стоимость в случае изменения их относительной стоимости. Но, "иметь такую меру невозможно, потому что нет товара, стоимость которого не подвергалась бы тем же изменениям, что и стоимость основных предметов. Другими словами, нет товара, производство которого не требовало бы то больше, то меньше труда". Естественно, Рикардо останавливается на золоте как на одном из "кандидатов" в меру стоимости.

Не забыв упомянуть о недостатках золота для выполнения этой роли, Рикардо принимает допущение о том, что золото имеет "наибольшее теоретически мыслимое приближение к стандартной мере стоимости". Эта мысль прослеживается фактически через весь отдел, словно бы Рикардо извиняется перед читателем за свое приближенное допущение.

Но не забывает он и вновь поспорить с Адамом Смитом о том, что вслед за повышением цены труда совсем не обоснованным было бы считать повышение цен всех товаров. Но я склоняюсь к точке зрения А.

Оглавление

Допустив, что деньги — это такой же товар, как и все остальные, способный к изменению своей стоимости, Рикардо пытается рассмотреть различные следствия, вызываемые изменением стоимости денег или изменением стоимости товаров, которые покупаются за деньги. Так, он замечает, что "повышение денежной заработной платы часто вызывается падением стоимости денег". Колебания стоимости денег он объясняет тем, что деньги служат всеобщим средством обмена между странами и распределяются между ними в определенных пропорциях. По сути, он описывает явление инфляции, но объясняет его только внешнеэкономическими причинами.

Очевидно, под словом "прибыль" он имеет в виду норму прибыли. Далее он рассматривает вопрос о том, что если разделить весь продукт земли между тремя классами — землевладельцев, капиталистов и наемных рабочих, то можно судить об изменении ренты, прибыли и заработной платы соответственно, в случае изменения стоимости конечного продукта. Он приводит пример, когда стоимость продукта остается прежней, тогда как соотношения между рентой, прибылью и зарплатой меняются. Рикардо вновь подчеркивает, что об изменении этих доходов можно судить по количеству труда, но ни по чему иному.

В этой главе Рикардо задается целью изучить природу земельной ренты и законы, регулирующие ее повышение или падение. Он дает буквально следующее определение ренты: Здесь он вновь критикует А. Смита за то, что тот приводит несколько размытое определение ренты, смешивая ее с прибылью от реализации продукции земельных угодий. Рикардо акцентирует внимание на том, что плата землевладельцу может носить смешанный характер ренты и прибыли, но это разные вещи. Начинает свое исследование Рикардо с разбора причин возникновения ренты.

Ведь при первом заселении страны, где плодородная земля в изобилии, ренты не существует. Она появляется тогда, когда предложение земли становится ограничено. Таким образом, он совершенно правильно подошел к понятию ренты. Он проводит разделение всех участков земли на три вида: Когда обществу начинает требоваться все больше плодородной земли, чтобы прокормить работников, и оно приступает к возделыванию худших участков, то на средних и лучших появляется рента. Кроме этого Рикардо раскрывает суть образования дифференциальной ренты, правда, не называя ее дифференциальной.

Капитал, приложенный к земле, также доставит ренту — вот смысл его слов. Он замечает, что "приложение добавочного количества труда [к земле] дает пропорционально меньший доход", то есть, фактически, формулирует закон убывающей полезности убывающего плодородия.

Удивительно, но факт! Из этого основного положения Рикардо вывел ряд важнейших последствий в отношении к образованию ренты, к распределению всех трех отраслей дохода в пространстве и во времени, к внешней и внутренней торговле, к системе налогов и премий и т.

Меновая стоимость товара по Рикардо определяется наибольшим количеством труда тех, кто работает при худших условиях, и продолжают работать лишь потому, что это приносит нормальную прибыль. Но на худших участках не образуется ренты — так утверждает он. Если с каждым годом вновь сооруженные машины были бы менее производительны, чем старые, то владельцы старых машин получали бы ренту — значит такое производство машин выгодно. Но ведь если не старые, а вновь выпускаемые машины более производительны, то владельцы новых машин будут получать ренту, и именно так происходит на самом деле.

Рента не есть составная часть цены товаров — замечает он. С другой стороны, "каждый раз, когда становится необходимым прилагать добавочный капитал к земле, дающей меньшее количество продукта, рента повышается". Рикардо перечисляет виды земледельческих улучшений: Но последнее не всегда влияет на ренту, а если только изменяет разницу в продукте, получаемом от последовательных долей капитала, прилагаемых к той же или новой земле.

О ренте с рудников. В этой главе Рикардо говорит о том, что земледелие и добыча металлов на рудниках очень похожи. Металлы производит природа, но добываются они человеческим трудом. Поэтому, как и земля, рудники дают ренту. Они так же бывают различного качества, и "доход, доставляемый беднейшим рудником, не платящим никакой ренты, будет регулировать ренту всех других, более производительных рудников".

Стоимость металла зависит лишь от всего количества труда, необходимого для получения металла и доставки его на рынок. И эта стоимость, как и всякая другая, подвержена изменениям.

О книге "Начала политической экономии и налогового обложения"

Здесь Рикардо вновь возвращается к мысли о переменной стоимости драгоценных металлов, служащих в роли денег, и вновь говорит, что эту стоимость с некоторой степенью приближения можно считать постоянной. О естественной и рыночной цене. Начинает главу Рикардо с того, что формулирует принцип, согласно которому из того, что если принять труд за основу стоимости товаров, то следует учитывать случайные или временные отклонения действительной или рыночной их цены от первичной и естественной.

Он совершенно правильно замечает, что при таком колебании рыночных цен прибыль поднимается выше или опускается ниже общего уровня, в связи с чем прилив капитала из других отраслей то увеличивается, то уменьшается. Вполне понятно, что каждый стремиться вложить свои деньги в наиболее прибыльное дело. Из всего этого Рикардо делает вывод, что норма прибыли между отраслями имеет тенденцию уравниваться, или, по крайней мере, будет сохраняться постоянная относительная разница.

Он говорит о людях, которые имеют много денег, и, не связанные с какой-либо отраслью промышленности, живут на проценты. Именно такой денежный класс Рикардо считает источником капитала.


Читайте также:

  • Уголовно наказуемое деяние мошенничество
  • Сроки после развода для раздела имущества
  • Права работника после производственной травме
  • Лишении родительских прав диплом
  • Признание права собственности 1990 года постройки
  • Требования к заемщику по ипотеке в банке открытие